Отток денег. Лондон теряет статус финцентра Европы

11

Столица Нидерландов получила статус крупнейшего центра торговли акциями после выхода Британии из единого рынка Евросоюза из-за Brexit.

Отток денег. Лондон теряет статус финцентра Европы


Один из главных предметов гордости Великобритании — статус Лондона как ведущего финансового центра Европы, а то и мира. Но в 2021 году в первый месяц после Brexit Амстердам сверг лондонский Сити с пьедестала по торговле акциями. Корреспондент.net рассказывает подробности.

Закономерная ситуация

Амстердам вышел в январе в европейские лидеры торговли ценными бумагами, обойдя по этому показателю один из ведущих мировых финансовых центров — Лондон, пишет британская газета Financial Times.

На Амстердамской фондовой бирже, а также торговых площадках CBOE Europe и Turquoise в прошлом месяце ежедневная торговля акциями, по данным издания, в среднем составляла 9,2 миллиарда евро, что более чем в четыре раза превышает декабрьские показатели Амстердама.

Объемы продаж ценных бумаг в Лондоне в январе резко упали до 8,6 миллиарда евро в день. Средний показатель для Лондонской биржи в 2020 году составлял 17,5 миллиарда евро в день.

Сдвиг в сторону увеличения операций в Амстердаме и снижению торгов в британской столице газета связывает с запретом финансовыми учреждениями ЕС на торговлю ценными бумагами в Лондоне.

После подписания договора о Brexit Брюссель ввел ограничения на торги в Лондоне акциями для компаний, зарегистрированных в ЕС, поскольку к настоящему времени между Евросоюзом и Великобританией не подписан договор об отдельном признании регуляторного статуса британских бирж.

Таким образом нидерландская столица стала одним из первых победителей в связи с выходом Британии из Евросоюза, отмечает FT.

С начала 2021 года в Амстердаме также возросла активность на рынках свопов и суверенных долговых обязательств, операции по которым чаще всего проходили в Лондоне. В первой половине года CBOE Europe открывает там бизнес по торговле деривативами.

Intercontinental Exchange (ICE) — базирующаяся в США Межконтинентальная биржа, крупнейший в мире оператор срочного рынка, где торгуются фьючерсные контракты на все виды базовых активов, — также планирует переместить рынок торговли выбросами углерода в размере одного миллиарда евро в день в Нидерланды, хотя клиринг останется в Лондоне.

Закономерной назвал такую ситуацию аналитик компании Rosenblatt Securities Аниш Пуар. «Лондон утратил свой статус центра торговли акциями ЕС, но у него есть шанс занять собственную нишу в торговле”, — отметил эксперт.

В Лондонском Сити предупреждали о таких последствиях выхода из единого рынка ЕС без необходимого нормирования торговли услугами, в частности, финансами, которые в Brexit обеспечивали более десяти процентов налоговых поступлений Великобритании.

Представители биржи ожидают, что «смещение» финансов из Лондона в Амстердам останется постоянным, поскольку европейские власти придерживаются позиции о торговле номинированных в евро акций только в ЕС.

По правилам Евросоюза, европейские ценные бумаги должны торговаться на биржах и площадках, имеющих статус эквивалентности. Этот статус означает признание сторонами стандартов друг друга в регуляционной сфере.

Британцы этот статус получить не смогли, и их шансы на его получение оцениваются невысоко. Поэтому крупные биржевые операторы CBOE и Turquoise в январе 2021 года перевели свои книги заказов из Лондона в Амстердам.

Однако британские эксперты заверяют, что повода для волнений нет. Цифры, на первый взгляд, выглядят, конечно, угрожающе. Однако в целом последствия Brexit для Сити, по крайней мере, на данном этапе незначительные.

Торговля акциями — это лишь небольшая часть финансового рынка, поэтому перевес Амстердама по этому показателю не означает, что лондонский Сити в целом перестает быть главным финансовым центром Европы, отмечает BBC News.

«По рабочим местам, налоговым поступлениям и другим показателям перевес Нидерландов сейчас чисто символический. С другой стороны, в финансах это тоже много значит», — говорит директор консалтинговой фирмы Duff & Phelps Ник Бейли.

На континентальных клиентов и операции в евро ориентированы приблизительно 20 процентов рынка оказания финансовых услуг в Великобритании. Более половины финансовой системы обслуживает клиентов внутри королевства.

Другие эксперты считают, что ситуация достаточно серьезная, потому что Сити уже потерял больше, чем просто торговлю акциями. Например, объем номинированных в евро свопов в январе составлял всего лишь десять процентов рынка, а в июле прошлого года — почти 40 процентов.

Эти и другие изменения могут спровоцировать солидный отток финансистов на континент.

Консалтингово-аудиторская компания Deloitte считает, что Лондон сейчас должен волновать вопрос: продолжит ли ЕС признавать его клиринговые дома после переходного периода, который закончится через полтора года, и разрешат ли менеджерам фондов работать с европейскими активами на территории Британии?

Изменения в этих секторах могут иметь для Сити, уверены специалисты, куда более серьезные последствия, чем торговля акциями.

Эксперты FT также отмечают, что отток оборота ценных бумаг из Лондона на континент может привести к сокращению налоговых поступлений от сделок с бумагами. Только в прошлом году рынок финансовых услуг принес в британскую казну 76 миллиардов фунтов в виде налогов.

Напомним, что Великобритания за час до Нового года вышла из единого рынка и окончательно перестала быть членом ЕС — через четыре с половиной года после референдума, на котором большинство граждан высказались за выход из Евросоюза.

Объем экспорта товаров из Великобритании в Европейский союз стремительно сократился в январе в результате выхода страны из таможенного союза и общего европейского рынка.

Деньги покидают Лондон, поскольку Британия и Евросоюз так и не договорились об отношениях в сфере услуг, в том числе — финансовых услуг, хотя услуги дают примерно 80 процентов ВВП королевства. В договоре о взаимоотношениях после Brexit говорится в основном о торговле товарами, но не услугами.

В сфере финансов же вся власть оказалась в руках Европейской комиссии — большинство компаний из Сити не получили от нее разрешений. В марте ожидается заключение меморандума, по которому ЕС может вернуть Сити на свой рынок.

«Собирается ли ЕС отрезать Британию? Сейчас есть признаки, что такое намерение есть, но я думаю, это было бы ошибкой», — сказал глава Банка Англии Эндрю Бейли в ежегодной речи перед представителями Сити.

Евросоюз хочет гарантий, что Лондон и впредь будет копировать европейские правила, но Британия не согласна, отметил глава центробанка.

Не новая тенденция

Еще в середине осени 2020 года глобальная аудиторскоя группа Ernst&Young, которая последние четыре года отслеживала связанные с Brexit декларации компаний финансового сектора, сообщила, что на континент собираются перебраться компании с совокупными активами более 1,2 триллиона фунтов.

На тот момент общее количество рабочих мест в финансовой сфере, мигрировавших из Великобритании в Евросоюз с момента референдума по Brexit, превысило 7,5 тысячи.

Массовая миграция финансовых институтов из Великобритании в Евросоюз полностью соответствует тем прогнозам, которые звучали еще до того, как британцы в июне 2016 года проголосовали на референдуме за выход из ЕС.

В частности, крупнейший британский банк HSBC еще до референдума заявлял о готовности перевести порядка тысячи сотрудников из Лондона в Париж, а глава американского банка JPMorgan Джеймс Даймон утверждал, что из Великобритании могут быть переведены около четырех тысяч рабочих мест.

Из Британии бегут не только деньги, но и люди. Газета Financial Times выпустила на эту тему две статьи, первая из которых получила название Исход иностранцев из Великобритании.

Если верить опубликованным 14 января данным Центра экономической статистики (он входит в Национальное управление статистики), с лета 2019 года по лето 2020 года из Великобритании уехали порядка 1,3 миллиона проживавших там иностранцев.

В Лондоне речь идет о 700 тысячах человек, то есть восьми процентах его населения. Это означает сильнейший спад населения со времен Второй мировой войны, подчеркивают авторы исследования Майкл О’Коннор и Джонатан Портс.

«Первая волна отъезда европейцев возникла после референдума по Brexit. Люди уезжали под действием эмоций, говорили, что им здесь больше не рады. Среди них было немало ученых и преподавателей», — цитирует Le Monde живущую в Бристоле немку.

Однако Портес и О’Коннор считают одной из главных причин такого оттока населения — проблемы с поиском работы, которые возникли во время пандемии коронавируса из-за сокращения числа рабочих мест — в основном, в сфере гостиничного бизнеса и туризма, где традиционно работали мигранты.

Источник: newsyou.info